На главную
 
Последний из 'Мира искусства'.

Александр Арнштам в ' Русском зарубежье'.
 
 
  
 




Он улыбается и с удовольствием вспоминает, как работал вместе с Анри Труайя, иллюстрируя его трилогию 'Пока стоит земля'. Смеется, когда рассказывает о своей работе в 'Плейбое' и о том, как рисовал там американских кинозвезд. Ошарашивает собеседников сообщением, что первые его рисунки увидели свет, не много, не мало, в :1925 году в берлинском журнале. И только тогда можно понять, что нашему собеседнику больше 90 лет.


 
  
 




А потом выясняется, что Кирилл Александрович Арнштам во годы Второй мировой во Франции был участником Сопротивления. Что он одним из первых иллюстрировал знаменитые карманные издания 'Livre de Poche'. И, кстати, двадцать пять лет назад его афиша для парижской выставки в честь 100-летия французской автомобильной индустрии.


 
  
 




Этот удивительный человек, кажется, шагнул совсем из другого мира. Такая в нем европейская легкость. И в то же время потрясающая русcкая речь. Старая, словно из времен салонов Серебряного века. Ведь он родился в 1919 году в Петрограде. Правда, вырос уже среди эмигрантов.




Сегодня Кирилл Александрович открывает в России, в Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына выставку произведений своего отца. Последнего участника 'Мира искусства' Александра Мартыновича Арнштама.

Судьба была не всегда добра к этому поразительному мастеру, великолепному рисовальщику, художнику театра и кино. Один из любимых оформителей журналов 'Золотое руно', 'Аргус', 'Солнце России', участник выставок 'Мира искусства', он с приходом большевиков вскоре был арестован и почти год провел в камере ЧК на Гороховой. Вскоре после этого с семьей выехал в Берлин.



 
  
 




Германия и Франция определила дальнейшую жизнь. До прихода нацистов он оформлял книги русских издательств, таких как 'Геликон', 'Академия'. Его часто приглашали в театры, а потом в кинематограф. Он обладал великолепным чувством времени и стиля. Вот что писал об Александре Мартыновиче известный современный питерский искусствовед Михаил Герман:
' Кино действительно многое дало Арнштаму. Странно, но вполне, кажется, элегических и традиционных по мотиву пейзажах эта острота киноракурсов, резкое укрупнение аксессуаров первого плана придают тонкий и тревожный оттенок современности знакомым мотивам'.


 
  
 


Сад в Пале Руаяль



Арнштама отличало необыкновенное чувство стиля, он великолепно владел линией - здесь, наверное, многое роднило его с Юрием Анненковым, как известно, также плодотворно работавшего в кино.
1933 стал рубежом для мировой истории. Арнштам оказался также втянутым в этот водоворот, и Германию для него и его близких сменила Франция.


 
  
 


Обложка по рисунку Армштама



Здесь он занимался рекламой, писал киноафиши - в чем впоследствии так великолепно сменил его сын, оформял знаменитый концертный зал Pleyel. Очень многое дало Александру Мартыновичу творчество великого Золя. Иллюстрация книг писателя, ставшего одним из символов Франции, стала вершиной творчества мастера. Триумфально закончилось и представление балета 'Nana' по роману Золя в Страсбурге в 1962 году, причем Арнштам сам сочинил либретто и исполнил декорации и костюмы. Фантастическое чувство истории и ушедших стилей опять не подвело мастера.



 
  
 


Эскиз декорации к балету "Нана"


'Питомец мирискуснических традиций, Александр Мартынович Арнштам стал мастером универсального толка. Масштаб его творчества нам еще предстоит оценить. Сказать, что он был русским, или немецким, или французским художником, вряд ли было бы справедливо. Он был истинным европейцем, постоянно ощущавшим свою русскую укорененность, родные истоки питали его, но никогда не был он покорным данником художественной ностальгии'. Мы снова процитировали Михаила Германа, завершившего этими словами свой перевод воспоминаний Арнштама, вышедших в Санкт - Петербурге в 2010 году.



 
  
 





И вот в эти дни в Московском Доме русского зарубежья имени Александра Солженицына открылась выставка Александра Арнштама 'Вкус времени'. Его блистательные портреты, виртуозно выписанные силуэты женщин, его иллюстрации к русской и французской классике выставляются впервые в России. Уверен, что встреча с этим изумительным мастером, как и с его сыном, также воплощающим собой целую эпоху, станет настоящим подарком для всех, кто ценит нашу историю и искусство.


 
  
 

Пале Руаяль. Два яблока.
Вид из комнаты художника.







Виктор Леонидов




 
Counter CO.KZ