На главную
 
РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ А. КРЫЛОВА-ТОЛСТИКОВИЧА "БЫТЬ РУССКОЙ ИМПЕРАТРИЦЕЙ"
 








СУДЬБА ИМПЕРАТРИЦЫ.

В эти дни, когда в Екатеринбурге, на месте взорванного дома Ипатьева торжественно освящен Храм на крови, когда со времени страшной июльской ночи 1918 года прошло уже 85 лет, когда останки последней императорской фамилии пять лет как покоятся в Петропавловском соборе, когда Президент России уже поставил точку в споре о том, нужно ли нам возвращаться к монархии или нет, на прилавках магазинов появилась прекрасно изданная книга Александра Крылова - Толстиковича ' Быть русской императрицей'. Рождение книги состоялось благодаря московскому издательству ' Гала - Пресс' и художнику Вадиму Гусейнову.
 
  
 

' Кабы я была царицей'. Знаменитая пушкинская фраза обыгранная Александром - Крыловым Толстиковичем в названии , дает камертон к 430-страничной монографии, посвященной трагедии принцессы Аликс- Виктории - Елены-Луизы- Беатрисы-Гессен -Дармштадской, ставшей императрицей Александрой Федоровной.
Как известно, мученическая гибель прощает многое. Все равно в народной молве, в каких-то общепринятых всем обществом оценках последний русский император остается прежде всего несчастным и добрым человеком. Ни проклятия на страницах школьных и вузовских учебниках истории, поглощенные несколькими поколениями советских людей, ни статьи о Николае Кровавом мнение это поколебать не смогли.
Однако ничего этого не скажешь о тоне, которым тревожат память императрицы Александры Федоровны, расстрелянной вместе с мужем и детьми в Доме Ипатьева. Проклятая немка, вмешивавшаяся во все дела, немецкая шпионка, покровительница Распутина. Оскорбления градом сыпятся как со страниц мемуаров очевидцев и участников грозных событий крушения империи, так и многочисленных сегодняшних исторических сочинений, авторы которых зачастую не имеют никакого представления об историческом исследовании.
Тем важнее появление книги Крылова -Толстиковича. Потому что она основана на исторических документах и мемуарах, фрагменты из которых автор, получивший сегодня широкую известность благодаря своим работам по истории русской императорской фамилии ,как мало кто другой умеет легко и изящно вплести в свой текст. И потому что книга читается очень легко, в лучших традициях российской историографии, когда основательная историческая работа должна была сочетаться с умением увлекательно рассказать о серьезных проблемах и серьезных событиях.
' Аликс, любовь моя, ты знаешь, как сильно ты меня изменила, когда протянула мне свою гордую руку и возвысила меня до себя - в знак чистой любви и доверия! Нет, я не верю, что это пустые слова, они вызваны совершенно искренними чувствами, почитанием верой и любовью, которыми ты меня наполнила. Я должен повторить те же слова, которые уже говорил тебе, моя дорогая маленькая девочка, в день нашей помолвки,- что вся моя жизнь всегда принадлежит тебе и что я никогда не смогу достаточно отблагодарить тебя, моя любимая, за все, что ты для мня сделала, делаешь и еще сделаешь! Да поможет тебе Бог и хранит тебя на тяжелом пути, лежащем пред тобой!'
Так писал тогда еще наследник российского престола Николай своей невесте Аликс. Было это накануне поездки за благословлением к умирающему Александру Ш. И это чувство восторга и благодарности он пронес через всю жизнь. И она отвечала ему тем же. И они очень любили своих детей.
Бросая императрице обвинения, многие просто забывают, что она была еще и мать. И что на руках у нее был ребенок, наследник, болезнь которого сыграла огромную роль в свистопляске вокруг престола. Слишком многие примеривали в будущем для себя и своих отпрысков царскую корону.
Александр - Крылов Толстикович разворачивает историю жизни Александры Федоровны на фоне огромной панорамы истории разваливающейся Российской империи и передела Европы. Мы видим, как росла при дворе Гессен- Дармштадского принца Людвига его дочь Аликс, верная ученица своей бабушки -английской королевы Виктории, на дух не допускавшей любого отклонения от принятых жестких норм поведения. И как это пуританское воспитание сыграло с Аликс, супругой русского монарха, такую злую шутку. Через письма и воспоминания показывает автор, как издевался свет над пуританским поведением ' дарштадской мухи', и с каким достоинством она вела себя и при дворе, и в семье. И как не вспомнить, что уже после отречения Николая Чрезвычайная следственная комиссия, созданная Временным Правительством, перерыла море бумаг и писем, допросила сотни свидетелей, но даже тени подлинной измены со стороны Николая П и его супруги обнаружено не было. И как не вспомнить слова секретаря Государственной Думы Созоновича: 'Если бы государыня Александра Федоровна была немецкой шпионкой, то, несомненно, она нанесла бы меньший вред России, нежели будучи ее яростной защитницей и патриоткой'.
В этом, именно в этом, похоже, и была трагедия Александры Федоровны. Из своего мира детских комнат, покоев в Петербурге и в Ливадии, из окна каюты на императорской яхте ' Штандарт' она, натура яростная и, судя по исследованиям автора книги, склонная к истерии, решила, что действительно может помочь огромной стране, которую она, судя по всему, так и не поняла. Как и не понял ее супруг, последний русский император.
' Петербург - порочный город, в нем нет ничего русского. Русский народ искренне предан своему монарху, а революционеры, прикрываясь его именем, настраивают его против помещиков и т.д., не знаю, каким образом. Как бы мне хотелось быть мудрее и оказаться полезной своему супругу. Я люблю мою новую Родину. Она так молода, сильна, в ней столько хорошего, только люди неуравновешенны и похожи на больших детей.'
Так она ничего и не поняла в этих больших детях. Но нам сегодня очень нужно понять трагедию Николая П и его супруги. И в этом без книги Александра Крылова - Толстиковича уже не обойтись.


 
Counter CO.KZ