На главную
 
Рецензия на книгу С.Н.Пушкарева
 
BIBLIOPHIL


Свет 'нивидимок' Александра Солженицына..


' Во всякую пору незаметно живут на земле люди с талантом : не описывать для потомков, но сохранять для собеседников - и для самых поздних, через десятилетия, для самых юных, - когда вспоминающий уже стар. И пока голова эта еще не поникла с шеи, еще светит нам своей доброй сединой- мы черпаем из нее сохраненное прошлое, а уж там дальше - сами распорядимся:
 
  
 

Оба Зубовы принадлежали к той лучшей половине зеков, кто уже до смерти не забудет своего лагерного сидения и считает его высшим уроком жизни и мудрости:'
Вы, конечно, сразу узнали неповторимый стиль Солженицына. Слова эти он посвятил людям, которые стали для него одними из самых близких на дороге жизни. Николаю Ивановичу и Елене Александровне Зубовым.
Старожилы далекого крымского городка Черноморское хорошо помнят Николая Ивановича, удивительного, красивого какой-то библейской красотой старика, одного из лучших российских гинекологов, после долгих лет лагерей и ссылок приехавшего на землю Таврии и посвятившего после окончания медицинского служения последние годы жизни краеведению благословенного крымского края. Именно к нему и Елене Александровне, к своим 'любимым старичкам' и приезжал в Черноморское в 1959 и 1962 годах Александр Исаевич. Впоследствии он увековечил Зубовых в книге 'Бодался теленок с дубом' в разделе ' Невидимки' и в романе 'Раковый корпус', где супруги выведены под именем четы Кадминых.
Александр Исаевич и Зубовы познакомились во время казахстанской ссылки в 1953. Впоследствии Николай Иванович хранил рукописи ставшего опальным писателя, а также обучил его премудростям создания тайников для хранения опасных листов.
 
  
 

И вот сегодня слова и мысли четы Зубовых снова выведены из забвения. Стараниями неутомимого крымского краеведа Сергея Пушкарева в местном издательстве 'Таврия Плюс' издана книга ' Отношения сердец', в которую, наряду с фрагментами произведений Солженицына вошли найденные уже после смерти стариков письма. Послания, которые они посылали друг другу из лагерей.
Сегодня, когда так много стонов вокруг о тяжелой жизни, я бы очень рекомендовал всем эту небольшую книгу. Такая вера в жизнь и в победу светлых чувств звучит в каждой строке писем, такая здесь любовь людей, которые словно забыли, что находятся на краю гибели.
' Нет, Коленька, сейчас мы больше любим, больше связаны и больше принадлежим друг другу, чем дома. Твои и мои мечты приняли более реальную форму, но, милый, я так же, как и ты:и больше о ней не думаю. Доставили себе такое развлечение - помечтали - и довольно. Я спокойно с этим смирилась'.
' На горизонте, как в Караганде, горы:И такая же переменчивая погода,- то дождь, то мороз, то чудные солнечные дни- то солнце тает и снег дымится, как мокрые заборы в марте на севере. И чудные, крупные и яркие звезды.'
Да, недаром Зубовы так любили Толстого. И недаром так легко рядом с ними было Александру Исаевичу Солженицыну.
Масштаб поразительной личности Зубова мы вполне можем оценить, познакомившись с его блестящей краеведческой работой ' Ак-мечеть - Черноморское', также включенной Пушкаревым в эту небольшую книгу. Но, как известно, несколько страниц и даже строчек, согретых подлинными светом и любовью, вполне могут заменить сотни томов.





 
Counter CO.KZ