На главную
 
"ПЕВЕЦ ГАЛАНТНОГО ВЕКА"
 
Новая книга об Антуане Ватто.

Герман М. Антуан Ватто.- М.: Искусство - ХХ1 век, 2009 - 224 с.


 
  
 



Он до сих пор остается одной из самых загадочных фигур мирового и, естественно, французского искусства. Хотя, казалось бы, жил этот мастер в те времена, которые дошли до нас не преданиями и расколотыми черепками, а всей культурной составляющей. Дворцами, книгами, воспоминаниями, и, конечно, картинами. Всем, что составляет эпоху короля Людовика - Солнце. Времен рококо. Франции ХУШ в.
Все, казалось бы, на ладони. Короткая жизнь и произведения, ставшие плоть от плоти символами эпохи и истории. Маленький провинциальный городок Валансьен, где он родился, вошел в историю именно потому, что там - родина Антуана Ватто.

 
  
 


Что же было? Были нищета, Париж, постепенное вхождение в высшие круги, звание академика, постоянные болезни, загадочная поездка в Лондон и создание последнего шедевра - ' Вывеска лавки Жарсена'. Картины, где в отличие от многих других, он изобразил не сказочных комедиантов и влюбленных на таинственных ангельских островах, а одно из самых любимых мест его реальной жизни. Художник единственный раз написал парижскую мостовую, и, словно сняв стену, показал мир тех, кто был покупателями и отчасти героями его картин. Потому что время неумолимо входило в полотна Жана Антуана Ватто.

 
  
 


Историки искусства продолжают гадать, как мог сын полуграмотного кровельшика стать олицетворением эпохи заката великой империи. И культовой фигурой последующего времени модерна, а в России Серебряного века, когда его Арлекины, Пьеро и итальянские актеры бродячих театров полноправно властвовали на тысячах полотен и во множествах стихотворных строк. Потому что слишком многие художники и поэты, вольно или невольно, подражали Ватто.
В России его иногда сравнивают с нашим изумительным мастером Виктором Борисовым - Мусатовым. Маленький, изуродованный человек писал свои дымчатые видения поразительной красоты, словно привидевшиеся ему на родных саратовских берегах.

 
  
 



Жан Антуан Ватто также не был обласкан жизнью. Тяжело больной, нелюдимый человек, он словно отображал на своих картинах то, чего был лишен. В его полотна вошло какое-то удивительное светлое чувство, галантная, красивая и сказочная любовь. Свое время он соединил с мечтой, и. наверное, в этом лишь одно из объяснений вечности его искусства.
Свой взгляд на решение загадок, оставленных Ватто человечеству, предложил и известный искусствовед Михаил Герман, недавно выпустивший в издательстве ' Искусство - ХХ1век' книгу ' Антуан Ватто: Роман - биография'.
Как и все книги этого издательства, работа увидела свет в великолепном полиграфическом исполнении. Недаром ее оформлял один из самых наших известных художников книги Николай Калинин.
Сквозь прорезь обложки на нас смотрит измученное лицо великого Ватто. Рядом - изящная дама с веером, одна из персонажей знаменитой ' Прогулки вчетвером'. А дальше повествование Михаила Германа дано в обрамлении картин и гравюр как самого Ватто, так и других мастеров его эпохи. Кроме того, рассказ иногда прерывается короткими характеристиками жизни Парижа, нравов королевского двора и уличной жизни вечно бурлящей столицы Франции, ее ярмарок и балаганов. Но, главное, сквозь столетия проступают черты нарождавшейся другой Франции, страны, где набирали силу сомнения и скепсис. Везде, во всем царствовала ирония. И именно в эту атмосферу вошел со своей дымчатой, загадочной красотой Ватто.
' Театральные персонажи, написанные Ватто, представали перед зрителями очищенными и от пошлых сплетен, и от действительно скверных закулисных дел, от собственных то трудных, то униженных, то нечистых судеб, в них оставалась - кроме сценического образа - лишь беззащитность перед взглядом зрителей :.

 
  
 



Мир Ватто не просто конкретен и жизненно реален. Он вызывает у своего создателя то насмешку, то грусть, его мир - в сложном диалоге с окружающей повседневной жизнью, он не выдумывает новую реальность, но будто бы защищает то немногое в ней, что для него занятно, дорого и по - настоящему любопытно.'
Так подходит Михаил Герман к творчеству своего героя. Пристально вглядывается в его холсты, приоткрывая завесу над тайною воздействия мастера:
' Эта нота рожденной природой тревожной печали - нечто совершенно новое для искусства ХУШ века, да и вообще для искусства Франции: поэтические фантазии Лоррена, его восходы и закаты были эпичны, величественны : А Ватто написал природу, созвучную интимнейшим глубинам сознания: возможны, его персонажи никогда не были так открыто печальны, как печален закат на его холсте.'
Книга, которую автор назвал романом - биографией, напоминает, наверное, лучшие традиции французской биографической школы. И прежде всего труды не так давно столь популярного у нас Андре Моруа, написанные удивительно легко и в то же время с поразительной глубиной проникновения в проблемы творчества своих героев.


 
  
 


Жизнь Ватто, 34 года, которые он провел на земле, его детство в Валансьоне и выбор жизненного пути вопреки воле отца, его поиск удачи в Париже и покровительство сильных мира сего, прежде всего всесильного финансиста Кроза, его восторг перед Рубенсом и упорное нежелание вести светскую жизнь, загадочное путешествие в Лондон перед самой смертью и другие этапы судьбы - все это дано в книге Германа словно сквозь 'магический кристалл' очарования и тайны великого мастера. Антуана Ватто, ставшего одним из главных символов своей чудесной страны, год которой сейчас проходит в России.


 
  
 



Виктор Леонидов



 
Counter CO.KZ