На главную
 
ТЕКСТЫ ПЕСЕН
 
БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК



 
  
 






Скажи хоть слово мне, отец,

Смотри, а ты опять живой,

Ты слышишь - миллион сердец

В такт застучали над Москвой.



И словно двадцать лет назад,

Когда твой пульс навек умолк,

Ты вновь в строю среди солдат,

Тебя ведет бессмертный полк.



 
  
 





Играет свет, рассеян мрак,

Ты улыбаешься, родной,

Мне кажется, я слышу шаг

Солдат небесных над толпой.




Вас не сломил кровавый век,

Вы знали, что такое долг,

Ты амулет, ты оберег,

Хранитель наш - бессмертный полк.



Как плещут блики в небесах,

И марши ангелы трубят,

Святой Георгий в облаках

Ведет великий свой парад.





 
  
 







Одной молитвы знаем власть,

В одном уроке видим толк,

Он никогда не даст пропасть

Хранитель наш - бессмертный полк.






 
  
 






И пусть не сходит с глаз слеза,

На все сегодня хватит сил,

А наверху, как образа,

Сияют те, кто не дожил.





 
  
 






Непостижимое уму

Снадобье от всех бед и зол,

И не сломить нас никому

Покуда есть бессмертный полк.







 
  
 








------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





ПРОГУЛКИ ПО ТАГАНКЕ
----------------------------------------




 
  
 









Вечер церкви старые окутал,
Воздух свеж, как будто здесь залив,
'Ей, шофер, вези в Бутырский хутор:' -
Снова мне послышался мотив.







Вечер над Таганскими холмами,
Где хрипел, бескрайний и шальной,
Тот, который властвовал над нами,
Надо всей советской стороной.







 
  
 







Вот он дом, моя любовь и нежность,
Как звезда, как журавлиный клин,
Русское изгнание, зарубежье
Стало для меня навек родным.







К отдыху готовится столица,
Погружаясь в мягкий, теплый мрак,
Помните, когда-то Солженицын
Миру рассказал, что был ГУЛАГ.





 
  
 







Недалече бьют куранты склянки -
Колокол как будто вечевой,
Господи, не так давно Таганка
Для России значилась тюрьмой.






 
  
 








Века двадцатый, страшный, азиатский,
Век кровавый, рвущийся из пут,
Монастырь-красавец Новоспасский,
Довоенный пересыльный пункт.







Сколько их ушло путем острожным,
Сколько их рябой отец забрал,
Из-под старых сводов люди Божьи
Ехали в Сибирь и на Урал.






 
  
 








На Крутицком, может, кто-то вспомнит,
Под седым покровом старины,
Был второй московский детприемник,
Из бойниц глядели пацаны.








Кто б ты ни был, инок с взором кротким,
Иль зашедший в храм со стороны,
За молитвой вспомни о решетках,
Помяни погибших без вины.





 
  
 








---------------------------------------------------------------------------------------------------------------










Посвящение романсу

"ГОРИ, ГОРИ, МОЯ ЗВЕЗДА"
--------------------------------------------






 
  
 


















Звезда моя, как ветвь Неопалимая,
Звезда полей, что мчат за горизонт,
Гори, гори, гори звезда любимая
Страны снегов, окопов и икон.



Который век тебе слагают стансы,и
Поют везде, в портах и городах,
Сияй стране, где все еще романсами
Отогревают душу ото льда.



Ты не всегда сулишь дорогу ровную,
О, как порою жгут лучи твои,
Ты помнишь как неслись слова Верховного,
Когда он пел у края полыньи.



Сияй от моря Карского до Питера,
И в дождь и в снег, и в зной и в холода,
Ты из любой беды, конечно, вытянешь,
Одна на свете русская звезда.





 
  
 







-----------------------------------------------------------------------------------------------------














ВЕРЕЩАГИН. "Белое солнце пустыни"
------------------------------------------------





Река времен - пороги, переправы,
Не разобрать - во сне иль наяву...
И лишь слова "Обидно за державу"
Уже полвека держат на плаву.






 
  
 







Трясет судьба - мы то в огне, то в тине,
Так что порой не сходят слезы с глаз,
Но солнце, солнце белое пустыни
Не отпускает нас который раз.






С экрана кровь Луганска и Донбасса,
И мир вокруг стал мрачною стеной,
А сердце рвется :"Уходи с баркаса"
И ждет, что он останется живой.







 
  
 







Хмарь на душе -так грустно и тревожно,
Чего нас ждет - война или обвал,
Но под палящим солнцем, обезножен,
Он никогда не выпустит штурвал.







Судьбе, наверное, подмешали браги,
Что стало с нашей общею страной,
Но, как маяк, сигналит Верещагин,
Хмельной, могучий, и такой родной.







 
  
 







На перекрестке, когда страх до дрожи,
И шепчет бес, и давит сердце грусть,
Подумаем:"Дает добро ль таможня?",
И точно повернем на верный путь.








 
  
 

------------------------------------------------------------------------------------------------------





























ВИКТОР ЛЕОНИДОВ




 
Counter CO.KZ